Паспорт проекта

Название проекта

Метастабильные двухфазные металлические материалы с высокой удельной прочностью 

Руководители проекта

Лузгин Дмитрий Валентинович

Цели проекта

Целью данного проекта является создание новой научно-исследовательской группы мирового уровня, работающей в области метастабильных двухфазных металлических материалов с высокой удельной прочностью на основе металлических стекол.

В рамках предлагаемого проекта предполагается разработка составов и лабораторных технологий получения двухфазных материалов с высокой удельной прочностью на основе объемных металлических стекол и кристаллической фазы или двух кристаллических фаз, а также биосовместимых материалов на основе металлического стекла и полимерного связующего, обладающих повышенными эксплуатационными характеристиками и биосовместимостью. Практической целью данной части работы является получение образцов с высокой удельной прочностью, хорошей пластичностью и вязкостью разрушения.

Научной целью проекта является разработка научных основ и способов повышения прочностных механических характеристик, пластичности и вязкости разрушения конструкционных и функциональных материалов на основе объемных металлических стекол и кристаллической фазы, а также металлического стекла и полимера, определение зависимости между оптимальными составами (долевыми соотношениями металлического стекла и кристалла или полимера), структурой и методами обработки, обеспечивающими высокую удельную прочность и пластичность.

В результате выполнения проекта будут получены сплавы на основе Ti, Fe и Mg с высокой удельной прочностью, а также исследованы и оптимизированы их свойства. Легкие металлические двухфазные материалы типа металлическое стекло/кристалл будут сочетать прочность объемных металлических стекловидных сплавов на основе Ti, Fe и Mg (и высокую удельную прочность), и высокую пластичность кристаллических фаз с другой стороны.

Высокая удельная прочность двухфазных материалов типа кристалл/металлическое стекло, которые будут созданы в результате данной работы, предполагает, что данные материалы могут быть использованы в качестве конструкционных материалов для применения в авиационной и автомобильной промышленности в качестве следующего поколения структурных и функциональных материалов.

Задачи проекта

Получение методами литья и/или последующей термической или термомеханической обработки двухфазных материалов типа кристалл/стекло с высокой удельной прочностью, хорошей пластичностью и высокой износостойкостью, а также исследование их свойств. Легкие металлические двухфазные материалы типа металлическое стекло/кристалл будут сочетать прочность объемных металлических стекловидных сплавов на основе Ti, Fe и Mg и высокую пластичность кристаллических фаз.


На основании предыдущего опыта ведущего ученого будут получены и исследованы материалы типа металлическое стекло/полимер. Конкретной задачей предлагаемого проекта является исследование возможности создания двухфазных материалов на основе металлического стекла и кристаллической фазы или полимера, а также анализ их основных механических свойств (прочности и пластичности) и выявление оптимальных составов и структуры сплавов, обеспечивающих высокую прочность и пластичность.

Уникальность проекта

Данный проект по разработке двухфазных материалов типа металлическое стекло/(кристалл или полимер) с высокой удельной прочностью не имеет аналогов, как в России, так и за рубежом, учитывая обширный характер исследований, диапазон исследованных свойств и типы использованных материалов.

Актуальность проекта

На сегодняшний день двухфазные материалы получают всё большее распространение, так как они способны сочетать в себе, в оптимальном соотношении, требуемый комплекс эксплуатационных свойств. Особенно важными свойствами, с точки зрения эксплуатации являются такие механические свойства как прочность и пластичность материала. Известно, что металлические стёкла обладают уникально высокими показателями прочности, но, как правило, отсутствием пластичности, особенно на растяжение. Кристаллические сплавы обладают высокими показателями пластичности, а полимерные материалы, также обладают малой плотностью. Поэтому создание нового класса легких и прочных двухфазных материалов на основе металлического стекла и кристаллов или полимера помогло бы решить задачу, связанную с улучшением механических конструкционных материалов, т.е. получить материал с уникально высоким показателем удельной прочности и пластичности.

Оборудование

1.              Комплекс физического моделирования термомеханических процессов Gleeble 3800.

2.              Вакуумная литьевая минимашина Indutherm MC20

3.              Световой микроскоп Zeiss Axiovert 200MMAT

4.              Сканирующий электронный микроскоп TESCAN.

5.              Просвечивающий электронный микроскоп JEOL JEM-2100

6.              Рентгеновский дифрактометр Bruker D8 ADVANCE

7.              Калориметр Setaram Labsys DSC 1600

8.              Автоматизированный микротвердомер Wolpert MVD402

9.       Универсальная испытательная машина Zwick Z250

Патенты

В результате выполнения проекта поданы 2 заявки на патент:

1.              Полькин В.И., Трифонов А.С., Лубенченко А.В., Лузгин Д.В.  Способ создания тонких слоев оксидов Ni и Nb с дырочной проводимостью для изготовления элементов сверхбольших интегральных схем Заявка о выдаче патента на изобретение № 2015125356 от 26.06.2015 г.

2. Чурюмов А.Ю., Лузгин Д.В., Базлов А.И., Царьков А.А., Солонин А.Н. Материал на основе объемных металлических стекол на основе циркония и способ его получения в условиях низкого вакуума Заявка о выдаче патента на изобретение № 2015125355 от 26.06.2015 г.

Мероприятия научного коллектива

1.              Лузгин Д.В. Лекция в рамках проекта «Рождественские лекции» В НИТУ «МИСиС» на тему «Объемные металлические стекла и двухфазные материалы на их основе».

Курс лекций в рамках нового образовательного курса для  магистратуры по теме: «Structure, thermal stability and crystallization behavior of bulk metallic glasses» и «Properties and applications of bulk metallic glasses».

Партнёрство и сотрудничество

В рамках реализации проекта базовая организация НИТУ «МИСиС» активно сотрудничает с ведущими российскими и зарубежными научными организациями, такими как:

- Tohoku University (Япония);

- Institut Polytechnique de Grenoble (Франция);

- Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова;

- Национальный исследовательский университет МЭИ.

Объемные металлические стекла (ОМС), определяемые как изделия, например отливки, с размером не менее 1 мм в каждом из пространственных измерений, стали одним из самых перспективных функциональных металлических материалов в последние годы. Эти материалы широко изучаются в наши дни в США, Японии, Китае и Корее. В то же время, в России объем исследовательской активности в данном научном направлении весьма ограничен.

Благодаря однородности стекловидной (аморфной) структуры и отсутствию дефектов кристаллической структуры, таких как, например, дислокации, дефекты упаковки или двойники, ОМС демонстрируют значительно более высокий уровень прочностных механических свойств (предел текучести 0.7-5 ГПа в зависимости от базового элемента и состава) превосходящий уровень свойств соответствующих кристаллических сплавов. В частности, значения предела текучести, близкие к 2, 3, 4 и 5 ГПа, были получены для стеклообразных сплавов на основе (Cu, Ti, Zr), Ni, Fe и Co, соответственно. Однако, объемные металлические стекла, в целом, имеют существенный недостаток: низкую пластичность при растяжении и склонность к хрупкому разрушению, что существенно ограничивает области его применения несмотря на то, что некоторые из них показывают высокие значения вязкости разрушения Kc>50 МПА м1/2. Как было показано в наших исследованиях, создание двухфазных материалов может решить эту проблему,  используя  преимущества обоих материалов: прочность объемных металлических стекол и высокую пластичность кристаллических фаз.

Структура металлического стекла также обеспечивает упругую деформацию до 2 %, что в сочетании с высоким пределом текучести обуславливает большие значения упругой энергии (показатели σy2/E и σy2/ρЕ, где σy , ρ и Е – это предел текучести, плотность и модуль Юнга, соответственно), а также хорошую коррозионную стойкость, уникальную  комбинацию химических свойств, которые несопоставимы с обычными промышленными сплавами. ОМС являются идеальными инженерными материалами высококачественных прецизионных механизмов, деталей микро-двигателей, манометров, хирургических инструментов, спортивного оборудования, корпусов для электроники и часовой промышленности. Изделия из металлические стекол микроскопических размеров с высокой упругостью являются идеальными инженерными материалами для износостойких микро-передач и покрытий.

Поскольку двухфазные материалы должны сочетать высокую прочность металлического стекла и высокую пластичность кристаллической фазы или полимера исследование процессов деформации в стекловидной фазе представляют первоочередное значение. В рамках выполнения проекта исследованы механизмы деформации объемных металлических стекол (ОМС). Механизмы деформации различных объемных металлических стекол (ОМС) на основе циркония, на основе палладия и на основе титана, а также двухфазных материалов кристалл-металлическое стекло были проанализированы с использованием диаграммы напряжение-деформация (рис. 1а), видеозаписи деформации (рис. 1а вставки) и последующих наблюдений макро- и микро-структуры. В результате исследований наблюдается двухступенчатый механизм деформации (рис. 1b). На первом этапе (стадия 1) в начале процесса деформации происходит зарождение и распространение многочисленных полос сдвига (рис. 2а), приводящих к малой сдвиговой деформации и образованию ступенек на поверхности образца размером порядка 0.1-1 мкм (рис.2b), а на более поздней стадии (стадия 2) происходит формирование и распространение доминирующей полосы сдвиговой деформации (видимой невооруженным взглядом при видеосъемке), что приводит к большим сдвиговым смещениям и разрушению образца. Распределение амплитуд падения напряжения значительно отличается на этих этапах, что указывает на разнородные механизмы сдвига: распространение нескольких полос сдвига или формирование и прохождение доминирующей полосы сдвига. Формирование доминирующей полосы сдвига происходит при разной пластической деформации и является хаотическим процессом. Данная стадия деформации является нежелательной и соответственно принимаются меры по ее блокировке и максимальном продлении первой стадии с распространением множественных полос сдвига. Также показано, что двухфазный образец типа пластичная кристаллическая фаза и  металлическое стекло содержит несколько полос сдвига, демонстрирует очень низкие значения падения напряжения на кривой напряжение-деформация и разрушается когда механизмы деформационного упрочнения в кристаллической фазы исчерпаны.

1.jpg

2 л.jpg

Рисунок 1 -  (а) Напряжение течения и падение напряжения (ромбы) в зависимости от пластической деформации для цилиндрического образца ОМС Zr62.5Cu22.5Fe5Al10 соотношением высота:диаметр 2:1 при испытании на сжатие. Вставки в (а) иллюстрируют последовательность видео снимков, соответствующих исходному образцу до деформации (0 %), образецу деформированному пластически до 1,5 % деформации (1,5%), образецу деформированному пластически до 2,5% (2,5 %) и образецу деформированному пластически до (3,5%). (b) частотное распределение величины сброса деформации из кривой непрерывной деформации (а) в двух диапазонах, а именно от 0 до 2,5% и от 2,5 до примерно 4% в пластической деформации.

 

3.jpg

Рисунок 2 - (а) Множественные полосы сдвиговой деформации на поверхности цилиндрического образца ОМС. (b) Сочленение двух полос сдвига и образование микротрещин, которые могут привести к разрушению.

Ввиду отсутствия информации по малоцикловой усталости ОМС и материалов на их основе образцы объемного металлического стекла Zr62.5Cu22.5Fe5Al10 подвергались одноосному сжатию для определения сопротивления малоцикловой усталости. Сравнение результатов тестов при монотонном и циклическом нагружении (повторяющиеся нагружения до начала пластической деформации и последующем снятии напряжения) показывает, что пластичность металлического стекла резко снижается при циклическом нагружении. Показано, что этот эффект объясняется неоднородным распределением остаточных внутренних упругих напряжений и смены знака напряжений в образце при снятии нагрузки, что ускоряет концентрацию сдвига в одной доминирующей полосе сдвига, т.е. ускоренный переход ко второй стадии деформации. Такие процессы, связанные упругой деформацией матрицы вокруг полос, разупрочняют материал в полосах сдвига, способствуют более неоднородной деформации (формирование меньших полос сдвига с большими смещениями при сдвиге) и ускоряет образования микротрещин в полосах. Эти результаты показывают, что ОМС могут иметь низкое сопротивление малоцикловой усталости, что связано с их высокой упругой деформацией в начале текучести. Рекомендуется использовать ОМС при напряжниях ниже предела текучести. В данных условиях они демонстрируют достаточно высокий уровень усталостных характеристик (высокоцикловую усталость) сравнимый с высокопрочными кристаллическими сплавами.

Получены метастабильные материалы на основе ОМС, обладающие высокой удельной прочностью на основе титана, магния, а также полимеров с наполнителем из металлических стекол на основе алюминия и магния. Была исследована межфазная поверхность и тщательно исследованы процессы деформации ОМС и фазовые превращения в металлических стеклах при нагреве и деформации. Детальное изучение процессов деформации ОМС (как основного компонента двухфазных материалов) показало двустадийность данного процесса, что является очень важным для получения материалов с высокой пластичностью. Стадия множественного распростаранения полос сдвига является предпочтительной для таких материалов.

Разработаны составы многочисленных металлических стекол и ОМС с низкой температурой стеклования на основе магния и алюминия, а также сплавы с двухфазной структурой типа стекло/кристалл системы Ti-Ni-Cu-Zr с малыми добавками других элементов. Также изучались структуры ОМС и межфазных границ ОМС/кристалл.

Исследована роль различных легирующих элементов в повышении способности к стеклообразованию металлических стекол.  Также, показано что сплавы Fe-Cr-Mo-C-B-РЗМ отличаются от обычных ОМС. Их способность к стеклообразованию ограничена скоростью роста кристаллов, и даже быстроохлажденные образцы содержат уже существующие зародыши фазы Fe36Cr12Mo10, которая образуется из-за того, что редкоземельные элементы не могут перераспределяться достаточно быстро, чтобы вызвать эвтектическую кристаллизацию переохлажденной жидкости. Дестабилизации конкурирующих кристаллических фаз доминирующая причина значительного улучшения способности к стеклообразованию этих металлических сплавов. Низкая скороть роста фазы Fe36Cr12Mo10, также связана с большими неоднородными внутренними напряжениями в нанокристаллах из-за большой разницы объема между стеклообразной и кристаллической фаз.

Кроме того, термодинамические расчеты процесса кристаллизации сплава Ti43.2Zr7.8Cu40.8Ni7.2Co1 показали, что в процессе охлаждения выделяются первичные кристаллы фазы NiTi (cP2) и кристаллизуется эвтектика NiTi и CuTi, прохождение которой подавляется в результате быстрого охлаждения, при этом наличие в структуре сплава фазы CuTi эвтектического происхождения, говорит о возможной неполной блокировке эвтектической реакции. Моделирование процесса сжатия аморфного образца, содержащего кристаллические частицы показало, что такие частицы, распределенные  в аморфной матрице, могут являться эффективными барьерами для продвижения полос сдвига, тем самым стимулируя зарождение и развитие новых полос сдвига.

Для получения ОМС с высокой стеклообразующей способностью и понимания процесса перехода жидкость-стекло и обратно был исследован процесс стеклования в сплавах на основе золота. В ходе экспериментов был установлен необычных характер процесса стеклования сплава, а именно наличие двух перегибов, характерных для процесса стеклования, на термограмме, при температурах 340 К и 380 К, что свидетельствует о прохождении двух процессов стеклования. Такой феномен вызван различием коэффициентов диффузии в твердом состоянии элементов многокомпонентного сплава.

Также в направлении улучшения свойств низколегированных титановых сплавов на основе системы Ti-Fe-Cu, разработанных авторским коллективом незадолго до подачи данного проекта, также были исследованы сплавы Ti94Fe3Cu3 + 1000 ppm B и Ti88.5Fe5Cu5Al1.5. Сплав Ti94Fe3Cu3 + 1000 ppm B, полученный двухсторонней ковкой, имел структуру α+β титана, обладал сравнительно высокой механической прочностью на растяжение (порядка 1000 МПа) и пластичностью (более 5%). Следует отметить, что применение последующей термической обработки, для данного сплава, способствует улучшению механических характеристик. Добавление бора несколько снижает уровень пластичности на растяжение, по сравнению с образцами того же сплава без бора. Последующая, после двухсторонней ковки, операция отжига позволяет уравновесить структуру и способствует получению мелких сравнительно равноосных зёрен, что положительно сказывается на уровне механических свойств. Использованный метод двухсторонней ковки не требует сложного и дорогого инструмента и оснастки, и позволяет получить сравнительно недорогие низколегированные титановые сплавы, с относительно высокими механическими свойствами используя стандартное оборудование и инструмент. Методами ковки получены и исследованы образцы сплавов Fe-Mn-Al-C.

Показано, что сплав Ti88.5Fe5Cu5Al1.5, содержащий недорогие легирующие элементы и имеющие структуру β-титана в литом состоянии и двухфазную a+β структуру после ковки, показал высокую прочность на разрыв до 1136 МПа и приемлемую пластичность (при растяжении относительное удлинение 2%). Выбранный режим термомеханической обработки: изотермическая двухосевая ковка, при температуре 1273 К на степень деформации 60-70% за цикл. В результате ковки размер кристаллитов составил 200 нм. Изменение свойств обусловлено не только  изменением зерна, но и появлением текстуры. Анализ полюсных фигур и СЭМ изображений показал, что во время двухосевой ковки проходит процесс динамической рекристаллизации. Для повышения механических свойств после деформации требуется отжиг при температуре 700 °С.

Также на текущем этапе были предложены и проработаны несколько различных методик и составов для получения двухфазных материалов на основе полимера и металлического стекла. Результаты механических испытаний полученных образцов, пока, не выявили улучшение характеристик этих образцов по сравнению с образцами на основе чистых полимеров. Несмотря на это, следует отметить, что предварительная обработка силаном, используемых аморфных лент, способствовала образованию химической связи между поверхностью аморфной ленты и полимерной матрицей, в процессе изготовления образцов. Образование таких химических связей, предположительно, должно улучшить взаимодействие между частицами полимера и металлического стекла, а значит, и улучшить механические свойства получаемого материала.

После полученных предварительных данных о хороших электронных свойствах оксидов на поверхности некоторых ОМС область исследований была расширена и исследован двухфазный метастабильный материал, состоящий из аморфной металлической фазы и оксидной пленки на поверхности. Показана возможность получения двух типов проводимости в тонких аморфных пленках системы Ni-Nb. В случае отжига при температуре 300 °С наблюдается дырочная проводимость, при окислении при комнатной температуре – электронная. Слои натурального оксида Ni-NbOx образуются на поверхности Ni-Nb. Формирование слоя Ni-NbOx обедненного кислородом вызывает наблюдаемую электронную проводимость поверхности натурального оксида Ni-Nb. При доокислении в сухом воздухе при 300 °С образуется высший оксид Nb2O5. На границе между оксидом Nb2O5 и металлическим, слоем Ni-Nb с дефицитом электронов, в результате чего наблюдается отрицательный сдвиг 3d линии Nb, который может быть интерпретирован в качестве поверхностного сдвига энергии связи. d-зона Ni не полностью заполнена, в результате чего появляется проводимость р-типа. Расчетная толщина оксидного слоя Nb2O5 10,5 нм.

Металлические тонкие пленки на основе системы Zr-Pd с иерархической наноразмерной структурой стекловидной фазы, полученные методом магнетронного распыления порошковой смеси Zr и Pd, продемонстрировали уникальное сочетание физических и биохимических свойств. Были изучены тепловая стабильность наноструктурированных стеклообразных образцов, коррозионная стойкость, стойкость к окислению, каталитическая активность и характер фазовых превращений. Двойные сплавы системы Zr-Pd показывают исключительно высокую коррозионную стойкость и пассивацию в имитаторе жидкости тела человека. Исследования биосовместимости этого наноструктурированного металлического стекла (скорость роста клеток на поверхности) показывают, что этот сплав является очень хорошим материалом для области биохимических применений.

 

4.jpg

Рисунок 3 – Рентгенограмма пленки полученной методом магнетронного распыления. (a) ПЭМ изображение высокого разрешения, (b) картина электронной дифракции (c и d), СЭМ изображение при разном увеличении, (e) распределение частиц по размеру

 

Было исследовано существование возможных фазовых переходов в жидком состоянии для железа (как было предположено в более ранних работах) и сплава Fe80B20. Для анализа этого феномена расплав сплава железа исследовали методом синхротронного излучения. Этот метод позволил получить спектры рентгеновской дифракции в области существования переохлажденной жидкости при температурах ниже ликвидуса. Были выявлены закономерности структурных изменений в области переохлажденной жидкости, определенные по построенным функциям радиального распределения (ФРР). Полученные результаты были подтверждены построенными термодинамическими моделями, полученными методом молекулярной динамики, для чистого железа. Коэффициент термического расширения  сплава Fe80B20 является отрицательным в случае первого и второго пика ФРР, а для Fe  КТР отрицателен только для первого пика. Позиции пиков 3 и 4 ФРР уменьшаются с понижением температурой. Такое поведение связано с  непрерывной структурной перестройкой в переохлажденной жидкости. Сплавы Fe-B имеют более сложную структуру, чем Fe в связи с наличием частично ковалентных связей.

6.jpg

Рисунок 4 – ФРР сплава Fe80B20

7.jpg


 

8.jpg

Рисунок 5 – Смещение пиков при охлаждении сплавов Fe80B20

К сентябрю 2015 года в результате выполнения проекта было опубликовано 19 статей в высокорейтинговых журналах, поданы 2 заявки на выдачу патента.

1.              A.I. Bazlov, A.Yu Churyumov, S.V. Ketov, D.V. Louzguine-Luzgin Glass-formation and deformation behavior of Ni–Pd–P–B alloy//Journal of Alloys and Compounds 619 (2015) 509–512.

2.              D.V. Louzguine-Luzgin, A.I. Bazlov, S.V. Ketov, A.L. Greer,  A. Inoue Crystal growth limitation as a critical factor for formation of Fe-based bulk metallic glasses // Acta Materialia 82 (2015) 396–402.

3.              D.V. Louzguine-Luzgin, V.Yu. Zadorozhnyy, N. Chen, S.V. Ketov Evidence of the existence of two deformation stages in bulk metallic glasses // Journal of Non-Crystalline Solids 396–397 (2014) 20–24

4.              D. V. Louzguine-Luzgin, A.Yu. Churyumov Dual-phase glassy/nanoscale icosahedral phase materials in Cu–Zr–Ti–Pd system alloys // Materials Characterization 96 (2014) 6–12.

5.              D.V. Louzguine-Luzgin, S.V.Ketov, Z.Wang, M.J.Miyama, A.A.Tsarkov, A.Yu.Churyumov  Plastic deformation studies of Zr-based bulk metallic glassy samples with a low aspect ratio // Materials Science&Engineering A 616 (2014) 288–296.

6.              V.Yu. Zadorozhnyy, I.V. Shchetinin, N.V. Chirikov, D.V. Louzguine-Luzgin  Tensile properties of a dual-axial forged Ti–Fe–Cu alloy containing boron //MaterialsScience&EngineeringA 614 (2014) 238–242.

7.              D. V. Louzguine-Luzgin, L. V. Louzguina-Luzgina, S. V. Ketov, V. Yu. Zadorozhnyy, A. L. Greer Influence of cyclic loading on the onset of failure in a Zr-based bulk metallic glass // Journal of Material Science (2014) 49:6716–6721.

8.              B.B. Straumal, A.R. Kilmametov, Yu. O. Kucheev, K.I.Kolesnikova, A.Korneva, P.Zieba, B, Baretsky Transformation of hume_rothery phases under the action of high pressure torsion // JETP Letters 2014 V. 100 376 – 379.

9.              D. V. Louzguine-Luzgin, N. Chen, A. Yu. Churymov, L. V. Louzguina-Luzgina, V. I. Polkin, L. Battezzati, A. R. Yavari Role of different factors in the glass-forming ability of binary alloys // Journal of Materials Science (2015); 50(4) pp. 1783-1793.

10.           S. V. Ketov, X. Shi, G. Xie, R. Kumashiro, A. Yu. Churyumov, A. I. Bazlov, N. Chen, Y. Ishikawa, N. Asao, H. Wu, D. V. Louzguine-Luzgin Nanostructured Zr-Pd Metallic Glass Thin Film for Biochemical Applications // Scientific Reports (2015), 5, 7799.

11.           V.Yu. Zadorozhnyy, I.V. Shchetinin, M.V. Zheleznyi, N.V. Chirikov, T.Wada, H. Kato, D.V. Louzguine-Luzgin Investigation of structure–mechanical properties relations of dual-axially forged Ti-based low-alloys // Materials Science & Engineering A 632 (2015) 88–95.

12.           A. S. Trifonov, A. V. Lubenchenko, V. I. Polkin, A. B. Pavolotsky, S. V. Ketov, and D. V. Louzguine-Luzgin Difference in charge transport properties of Ni-Nb thin films with native and artificial oxide Journal of Applied Physics 117, (2015) 125704.

13.           D. V. Louzguine-Luzgin, I. Seki, S. V. Ketov, L. V. Louzguina, V. I. Polkin, N. Chen, H. Fecht, A. N. Vasiliev, H. Kawaji Glass-transition process in an Au-based metallic glass // Journal of Non-Crystalline Solids 419 (2015) 12–15.

14.           D. V. Louzguine-Luzgin, K. Georgarakis, A. Tsarkov, A. Solonin, V. Honkimaki, L. Hennet, A. R. Yavari. Structural changes in liquid Fe and Fe–B alloy on cooling // Journal of Molecular Liquids 209 (2015) 233–238.

15.           D. V. Louzguine-Luzgin, A.I. Bazlov, S.V. Ketov, A. Inoue. Crystallization behavior of Fe – and Co-based bulk metallic glasses and their glass-forming ability // Materials Chemistry and Physics 162 (2015) 197-206.

16.           D.V. Louzguine-Luzgin, C.L.Chen, L.Y. Lin, Z.C.Wang, S.V.Ketov, M.J.Miyama, A.S.Trifonov, A.V. Lubencheko, Y. Ikuhara Bulk metallic glassy surface native oxide: Its atomic structure, growth rate and electrical properties // Acta Materialia 97 (2015) 282–290.

17.           B. B. Straumal, A. R. Kilmametov, Yu. Ivanisenko, A. S. Gornakova, A. A. Mazilkin, M .J. Kriegel, O. B. Fabrichnaya, B. Baretzky and H. Hahn  Phase Transformations in Ti–Fe Alloys Induced by High-Pressure Torsion // Advanced Engineering Materials 2015 (in press).

18.           É. Fazakas, V. Zadorozhnyy, D.V. Louzguine-Luzgin Effect of iron content on the structure and mechanical properties of Al25Ti25Ni25Cu25 and (AlTi)60-xNi20Cu20Fex (x=15, 20) high-entropy alloys // Applied Surface Science 2015 (in press).

B.B. Straumal, A.R. Kilmametov , Yu. Ivanisenko , A.A. Mazilkin, O.A. Kogtenkova , L. Kurmanaeva , A. Korneva , P. Zie, B. Baretzky Phase transitions induced by severe plastic deformation: steady-state and equifinality // Int. J. Mater. Res. (formerly Z. Metallkd.) 106 (2015) 7.

1. Дмитрий Валентинович Лузгин Д.т.н. Научный руководитель, профессор Университета Тохоку (Япония)

2. Солонин Алексей Николаевич К.т.н. Заведующий кафедрой Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

3. Головин Игорь Станиславович Д.ф-м.н. Профессор Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

4. Аронин Александр Семенович Д.ф-м.н. Профессор Каф. ФХ НИТУ «МИСиС»

5. Страумал Борис Борисович д.ф.-м.н. Профессор Каф. ФХ НИТУ «МИСиС»

6. Золоторевский Вадим Семенович Д.т.н. Профессор Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

7. Полькин Владислав Игоревич К.т.н. Доцент Каф. ТОТП НИТУ «МИСиС»

8. Чурюмов Александр Юрьевич К.т.н. Доцент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

9. Михайловская Анастасия Владимировна К.т.н. Доцент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

10. Поздняков Андрей Владимирович К.т.н. Доцент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

11. Просвиряков Алексей Сергеевич К.т.н. Старший научный сотрудник Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

12. Медведева Светлана Вячеславна К.т.н. Доцент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

13. Мамзурина Ольга Игоревна - Старший преподаватель Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

14. Щетинин Игорь Викторович К.т.н. Зав. лабораторией  Центр рентгеноструктурных исследований и диагностики материалов

15. Задорожный Владислав Юрьевич К.т.н. Научный сотрудник НИЦ КМ НИТУ «МИСиС»

16. Задорожный Михаил Юрьевич К.т.н. Инженер 1й категории МКЛ Наноматериалы НИТУ «МИСиС»

17. Чурюканова Маргарита Николаевна К.т.н. Научный сотрудник Каф. ФХ НИТУ «МИСиС»

18. Лузгина Лариса Владимировна - Инженер 1й категории Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

19. Хомутов Максим Геннадьевич - Младший научный сотрудник Лаборатория «ДТП» НИТУ «МИСиС»

20. Кетов Сергей Владимирович К.т.н. Научный сотрудник НИЛ Постоянных магнитов

21. Войтенко Анна Григорьевна - Студент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

22. Занаева Эжена Нимаевна - Студент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

23. Хажина Диана Маргановна - Студент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

24. Черешнева Анастасия Андреевна - Студент Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

25. Лубенченко Александр Владимирович Д.т.н. Профессор Кафедра Общей физики и ядерного синтеза НИУ МЭИ

26. Орешкин Андрей Иванович к.ф.-м.н. Старший научный сотрудник Каф. Квантовой электроники МГУ им. М.В.Ломоносова

27. Трифонов Артем Сергеевич к.ф.-м.н. Старший научный сотрудник Лаборатория криоэлектроники МГУ им. М.В.Ломоносова

28. Yavari Alain Reza Dr. Professor Science et Ingénierie des Matériaux et Procédés, Institut Polytechnique de Grenoble, France.

29. Essam Ahmed Mohamed - Аспирант Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

30. Базлов Андрей Игоревич - Старший лаборант, аспирант Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

31. Царьков Андрей Андреевич - Инженер 1й категории, аспирант Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

32. Яковцева Ольга Анатольевна - Аспирант Каф. МЦМ НИТУ «МИСиС»

33. Дербисов Максим Маратович - Аспирант Каф. ТОТП НИТУ «МИСиС»

Наши проекты

Последние комментарии



Яндекс.Метрика