Паспорт проекта

Название проекта

Лаборатория "Неорганические наноматериалы" 


Лаборатория  создана  в НИТУ "МИСиС"  в рамках мега-гранта Правительства РФ. Постановление № 220

Руководители проекта

Профессор Гольберг Дмитрий Викторович, Национальный Институт Материалов г. Цукуба, Япония.

Цели проекта

Синтез наноструктур нитрида бора методом химического осаждения из газовой фазы, функционализация наноструктур и  получение композиционных материалов на основе легких металлических сплавов, упрочненных наноструктурами BN. 

Задачи проекта

Модифицирование поверхности нано- BN используя плазменную обработку.

Изучение природы химической связи между металлической матрицей и модифицированной фазой BN методами ИК и Рамановской спектроскопии.

Изучение морфологии плазменно-модифицированной поверхности BN методами атомно-силовой микроскопии, сканирующей и просвечивающей электронной микроскопии.

Получение композиционных материалов на основе Al, легированного Mg, Ni, Cu и Ti, армированных плазменно-модифицированными нанотрубками и наночастицами BN методами порошковой металлургии (импульсное плазменное спекание и кручение под высоким давлением) и спиннингования из расплава.

Проведение механических испытаний композитов на сжатие и растяжение при комнатной и повышенной (300-500оС) температурах. Сравнение полученных результатов с композиционными материалами  без плазменно-модифицированной  нанофазы.

Изучение демпфирующих характеристик композитов на основе Al матрицы, легированной Mg, Ti, Cu и Ni, упрочненной нанофазой BN, в различном структурном состоянии (после спекания, деформации, отжига) при циклическом нагружении в интервале климатических и повышенных температур.

Изучение процессов имплантации ионов различных металлов в поверхность BN нанофаз различной морфологии.

Разработка теоретических моделей композитов и прогнозирование их механические свойства.

Уникальность проекта

Научный коллектив одним из первых в России освоил высокотехнологическое производство различных наноструктур BN, что позволило перейти к разработке новых видов композиционных материалов и биоматериалов на их основе.

В частности, авторами проекта изучен процесс образования наноструктур BN (нанотрубок, графеноподобных листов и мезопористого материала) при взаимодействии боратов щелочных и щелочноземельных металлов с аммиаком.

Впервые были синтезированы наноразмерные композиты, состоящие из отдельных BN нанотрубок, покрытых различными металлами.

Методом спиннингования из расплава получены микрокомпозиты Al/BN пределом прочности 145 МПа, что в 2.5 раза выше, чем у лент из чистого алюминия.

Полученные методами порошковой металлургии композиты Al/BNNT имели прочность на растяжение порядка 350 МПа. Эта величина уже сравнима с некоторыми видами конструкционных сталей, например А36, у которых прочность на растяжение составляет 400 МПа, однако полученные композиционные материалы армированные нанотрубками BN более чем в 3 раза легче (плотность, соответственно 7.85 и 2.5 г/см3).

Разработаны и получены новые виды наноконтейнеров на основе частиц BN для доставки противоопухолевых препаратов.

Оборудование

- Сканирующий электронный микроскоп JSM7600F с системой микроанализа (ЭДС), Япония

- Вакуумный ИК спектрометр Vertex 70, «Bruker», Германия;

- Зондовая НаноЛаборатория Интегра Спектра в составе атомно-силового микроскопа и Рамановского спектрометра, «НТ-МДТ», Россия;

- Прибор синхронного термического анализа STA 449 F1 Jupiter, «Netzsch», Германия;

- Вертикальный CVD реактор для синтеза нанотрубок, «ВАК ЭТО», Россия;

- Горизонтальный CVD реактор для синтеза графенов, «Термокерамика», Россия;

- Горизонтальный CVD реактор для синтеза графенов, «Carbolite», Великобритания;

- Муфельная печь, «Nabertherm», Германия;

- Установка для получения композиционных материалов методом горячего прессования, «Dr. Fritsch», Германия;

- Установка для получения композиционных материалов методом спиннингования «Edmund Buhler GmbH», Германия;

- Универсальная испытательная машина машина AG- 20kNX, «Shimadzu», Япония;

- Автоматический микротвердомер, «Emco-Test», Австрия;

- Шлифовально-полировальное оборудование, «Struers», Дания;

- Установка для горячей запрессовки образцов, «Struers», Дания;

- Отрезной станок для подготовки образцов «Struers», Дания;

- Центрифуга Universal 320;

- Отрезной станок Allied Techcut 4;

- Вакуумная плавильная и литейная установка Agatronic

- Плазменная установка Обнинск, Россия; 

- Оптический микроскоп BX51, «Olympus», Япония;

- Магнитная мешалка;                     

- Индукционная высокочастотная печь ВЧ-40АВ, Китай;

- Ультразвуковой гомогенизатор hd2200, «Bandelin» , Германия;

- Ультразвуковой гомогенизатор UIP1000HD, «Hielscher», Германия;

- Портативныйгомогенизатор MICCRA D-15, «ART Prozess & Labortechnik», Германия.

Патенты

Изобретение - Способ получения наночастиц нитрида бора для доставки противоопухолевых препаратов, Заявка на Патент РФ, Регистр. номер 2014146689 от 20.11.2014.

Ноу-хау - Способ получения сферических наночастиц нитрида бора методом химического осаждения из газовой фазы, 20-164-2014 ОИС от 29.11.2013.

Мероприятия научного коллектива

В 2014 г. совместно с фирмой JEOL проведен семинар «Тонкости использования полевых микроскопов JEOL».

В 2014-2015 гг. результаты работы доложены на 20 международных конференциях, симпозиумах и семинарах в том числе сделано 8 приглашенных докладов, 6 устных и 6 стендовых докладов. 

Партнёрство и сотрудничество

Международное сотрудничество:

а) Сотрудничество с Национальным институтом материаловедения, Цукуба, Япония в области получения наноструктур нитрида бора и композиционных материалов на их основе;

б) Сотрудничество с Университетом Альто, Финляндия в области компьютерного моделирования наноструктур;

в) Сотрудничество с Лабораторией CRISMAT, CNRS-ENSICAEN, Университет Каен, Франция в области изучения наноструктур и композиционных материалов на их основе методом просвечивающей электронной микроскопии.

Российское сотрудничество:

а) Сотрудничество с Российским онкологическим научным центром им. Н.Н. Блохина в области получения новых видов наноматериалов для лечения рака

б) Сотрудничество с ЦНИИМАШ в области плазменного синтеза наноструктур нитрида бора.

Инженер лаборатории, И.В. Сухорукова, награждена Дипломом "за лучший доклад на молодежной секции" на конференции "Кристаллофизика и деформационное поведение перспективных материалов"

С.н.с. лаборатории П.Б. Сорокин получил Scopus Award Russia 2015 за активную научно-исследовательскую деятельность» в категории «Молодой ученый»

Сотрудники лаборатории, Штанский Д.В., Ковальский А.М., Матвеев А.Т., Сухорукова И.В., награждены золотой медалью на ХVIII Московском Международном Салоне изобретений и инновационных технологий «Архимед 2015».

Инженер лаборатории, И.В. Сухорукова, награждена золотой медалью в конкурсе «Инновационный потенциал молодежи 2015» и специальным призом инновационно-изобретательского сообщества Республики Китай (Тайвань).

Сотрудники лаборатории, Штанский Д.В., Ковальский А.М., Матвеев А.Т., Сухорукова И.В., награждены серебряной медалью 26-ой Международной выставке инноваций и технологий ITEX’15, Малазия, г. Куала-Лумпур.

Сотрудники лаборатории, Штанский Д.В., Ковальский А.М., Матвеев А.Т., Сухорукова И.В., награждены специальным призом Национального Исследовательского Общества Таиланда за лучшую международную разработку в области медицины.

Научный руководитель лаборатории, Д. Гольберг, получил награду международного агентства  “Thomson Reuters” за попадание в топ 100 высокоцитируемых мировых ученых по разделу Науки о материалах.

Научный руководитель лаборатории, Д. Гольберг, получил Медаль Японского общества Микроскопии как лучший электронный микроскопист Японии в 2014 году в области Материаловедения.

24.01.2014 лабораторию посетил председатель правительства РФ Д.А. Медведев

Важнейшие научно-технические результаты, полученные в  2015 г.

Модифицирование поверхности нано-BN используя плазменную обработку

 С целью получения наночастиц BN с модифицированной поверхностью проведено 6 экспериментов по переиспарению порошка нитрида бора в плазменном потоке в индукционном высокочастотном плазмотроне в диапазоне мощностей 100-200 кВт. В качестве рабочих плазмообразующих газов применялись Ar и N2. Функционализация поверхности наночастиц BN проводилась в режимах поддержания давления в рабочей камере 50 и 100 мбар. В качестве прекурсоров для плазмохимической обработки использовался коммерческий порошок нитрида бора с размером частиц 7-15 мкм, который подавался в начало газоразрядной камеры. После прохождения через газоразрядную камеру наночастицы концентрировались на полированных металлических подложках в рабочей камере установки на разном расстоянии от выхода из газоразрядной камеры плазмотрона. Длительность экспериментов по обработке подложек потоком частиц BN составляла 5-20 сек. В результате экспериментов на металлических подложках образовались покрытия белого цвета.

Проведено плазмохимическое осаждение Al на наночастицы  BN в потоке Ar и осаждение Cu на таких же частицах в потоке N2. В качестве прекурсоров использовались водные суспензии коммерческих наночастиц BN (размером 130 нм) и дисперсные порошки Al и Cu. Весовое соотношение BN/металл составляло 5:1. Для минимизации воздействия горячей плазмы на наночастицы, суспензии вводились в холодную зону плазмы (~2000°С) на выходе из газоразрядной камеры. Данный вид обработки привел к формирования покрытия на поверхности медных подложек.

Для повышения энергоемкости процесса рабочий газ был заменен на N2. Эксперименты проводили при мощности генератора 100 и 200 кВт. Давление в рабочей камере составляло 50 мбар, а общее время эксперимента варьировалось в интервале 10-16 с. Смеси порошков BN размерностью 7-15 нм и дисперсного Al, взятые в весовом отношении 3:1, подавались в начало газоразрядной камеры. Часть материала увлекалась газовым потоком в центральную высокотемпературную зону плазмогенерации, а часть перемещалась потоком защитного газа по холодной периферийной зоне и концентрировалась на стенках, на выходе из газоразрядной камеры. Частицы BN, вынесенные из газоразрядной камеры потоком плазмы, концентрировались на медных подложках в холодной зоне рабочей камеры.

 

Исследование образования BN-наноструктур из боратов  щелочных и щелочноземельных металлов

Проведено исследование образования наноструктур BN (нанотрубок, графеноподобных листов и мезопористого материала) при взаимодействии боратов щелочных и щелочноземельных металлов с аммиаком в интервале температур 950-1250оС. Реакции проводились в потоке аммиака в горизонтальном трубчатом реакторе. Были изучены бораты M2O × nB2O3, где М=Li, Na, K, при мольном  содержании оксида бора в интервале n=0,5–3 и бораты MO × nB2O3, где М=Mg, Ca, Sr, Ba, при мольном  содержании оксида бора в интервале n=0,5–5. Бораты щелочных металлов были синтезированы из карбонатов щелочных металлов и борной кислоты, а бораты щелочноземельных металлов были синтезированы из гидроксидов щелочноземельных металлов и борной кислоты, взятых в нужном мольном соотношении. Смеси тщательно растирались в алундовой ступке с добавлением дистиллированной воды, затем они отжигались на воздухе в течение 1 ч при 800оС (для всех боратов кроме лития); в случае боратов Li отжиг проводился при 600оС. После этого смеси тщательно размалывались в изопропаноле и полученные суспензии наносились в виде капель на пластинку из низкоуглеродистой стали, которая помещалась в реактор. Реактор вакуумировался до 10-2 мбар, после чего заполнялся аммиаком и далее поток аммиака устанавливался на уровне 100 см3/мин. Образцы нагревались до нужной температуры со скоростью 275оС/ч, выдерживались при постоянной температуре 1 ч, и охлаждались в потоке аммиака до комнатной температуры. После синтеза исследовалась морфология частиц синтезированных образцов методами сканирующей электронной микроскопии, а также исследовался фазовый состав методами рентгенофазового анализа и комбинационного рассеяния света. Было установлено, что морфология частиц нитрида бора зависит от состава бората, т.е. от природы борато-образующего металла и его содержания в борате, а также от температуры синтеза. Из боратов лития преимущественно образуются BN нанотрубки и волокна различной толщины, из боратов Na и K преимущественно образуются графеноподобные BN-листы. Область температур и концентраций оксида бора, в которой наблюдается рост нанотрубок, систематически уменьшается при переходе от Li к К. Из боратов Mg образуются BN-графеноподобные листы, BN-нанотрубки, BN-мезопористый материал (для n>2,5) и BN-волокна; из боратов Ca преимущественно образуются BN-нанотрубки. При переходе от Ca к Ba область роста BNNTs на T-n диаграмме уменьшается, аналогично тенденции, наблюдаемой в боратах щелочных металлов.   Известно, что степень диссоциации боратов щелочных и щелочноземельных металлов уменьшается при переходе от боратов лития к боратам калия, и от боратов кальция к боратам бария. На основании этого сделан вывод о том, что состав расплава бората определяет морфологию BN-наноструктур: нанотрубки, графеноподобные листы, или мезопористый материал.

 

Изучение природы химической связи между металлической матрицей и модифицированной фазой BN методами ИК и Рамановской спектроскопии

Для изучения природы химической связи между металлической матрицей и модифицированной фазой BN, были получены образцы BNNP/Cu и BNNP/Al методом осаждения металлов в процессе плазмохимической обработки. На ИК-спектрах  образцов BNNP/Cu и BNNP/Al наблюдали изменение формы и интенсивности пиков, а также их смещение в сторону больших длин волн. Предполагается, что данные изменения связаны с частичной аморфизацией поверхности наночастиц BN. Дополнительных пиков на спектре не  наблюдается.

Также было проведено изучение полученных образцов методом спектроскопии комбинационного рассеяния. На спектрах, полученных при анализе наночастиц, подвергнутых обработке плазмохимическим методом, наблюдается появление пиков соответствующих оксидам осаждаемых металлов. Также выявлено уширение пика соответствующего колебательному моду E2g гексагонального BN, что говорит о повышении концентрации дефектов в наночастицах BN.

 

Изучение морфологии плазменно-модифицированной поверхности BN методами атомно-силовой микроскопии, сканирующей и просвечивающей электронной микроскопии

Исследование плазменно-модифицированных частиц методом СЭМ показало, что новообразованный нитрид бора представлен изометричными наночастицами и сферами размером <30 нм, а также волокнами толщиной порядка 10 нм. Однако в продуктах экспериментов содержится и большое количество пластинчатых образований размером до 5-7 мкм, которые можно отнести к материалу, не прошедшему через зону высокотемпературной плазмы, а перенесенному потоком теплоизолирующего газа вдоль холодной периферийной зоны газоразрядной камеры. Материал на периферии поверхности подложки, установленной в рабочей камере плазмотрона напротив выхода из газоразрядной камеры, представляет собой преимущественно крупные частицы гексагонального BN размером 1-7 мкм с небольшим количеством BN-наночастиц на их поверхности. К центру подложки размер частиц снижается и в центральной зоне обнаруживаются лишь редкие частицы размером более 0.5 мкм, а основной материал представлен наночастицами < 30-50 нм. Такое неравномерное радиальное распределение частиц по размерам и морфологии по поверхности подложки может свидетельствовать о неполном прохождении порошка через горячую зону плазмы. В случае использования коммерческих наночастиц BN для обработки и осаждения Al и Cu, после введения в холодную зону плазмы (~2000°С) на выходе из газоразрядной камеры были получены агломераты частиц размером 80-150 нм. Морфология и размеры частиц не претерпели изменений. В режиме оценки фазового контраста было обнаружено, что Al и Cu концентрируются в виде отдельных образований размером до 1-1.5 мкм и неравномерно распределены в агломератах частиц BN.

 

Исследование межфазного взаимодействия Al-BN в композиционных материалах на основе алюминия, упрочненного наноструктурами гексагонального BN

Межфазное взаимодействие между металлической матрицей и упрочняющей добавкой оказывает значительное  влияние на механические свойства композита, так как эффективная передача нагрузки возможна только в случае большой силы  связывания между матрицей и добавкой, или в результате образования между ними прочного буферного слоя. Для изучения возможности химического взаимодействия  наноструктур BN c Al матрицей был проведен рентгенофазовый анализ образцов композиционных материалов, спеченных методом искрового плазменного спекания (ИПС) в течение 5, 60 и 300 мин. Результаты анализа показали, что после 60 мин происходит образование фаз AlN и AlB2. Количество продуктов реакции возрастает с ростом времени синтеза, однако составляет не более 0.5 об.%  даже в образцах спеченных в течение 300 минут. Столь малая объемная доля продуктов реакции не позволяет им влиять на механические свойства композита, в качестве самостоятельных добавок, однако может обеспечить химическое связывание  Al c наноструктурами BN, в качестве буферного слоя.

Дополнительно, граница раздела Al-BN изучалась методами просвечивающей электронной микроскопии. Для изучения данным методом был выбран образец, спеченный в течение 60 мин. ПЭМ исследования показали хороший контакт на границе Al-BN, без каких-либо следов разрывов или несплошностей. Подобная граница должна обладать большим критическим напряжением сдвига, что также положительно сказывается на механических свойствах композита. Обнаружить промежуточные фазы AlN и AlB2, возможнo oбразующиeся в ходе спекания фаз, методами ПЭМ не удалось, что может быть связанно с их экстремально малыми размерами, а также с локальностью метода ПЭМ.

 

Получение композиционных материалов на основе Al

Композиты алюминия с различными фракциями упрочняющих нанотрубок из нитрида бора (до 5 вес.%) были изготовлены по методу прессования под высоким давлением (до 2.5 ГПа) при комнатной температуре со скручиванием. Морфологию, структуру и химический состав композитов изучали методами рентгеновского анализа, сканирующей  и просвечивающей электронной микроскопии, включая исследования на просвечивающем электронном микроскопе с коррекцией сферическoй аберpации при разрешениях до 80 пм. Были обнаружены промежуточные аморфно-подобные тончайшие слои, 2-5 нм, на границах раздела металла и нанотрубок, обогащенные кислородом, бором и азотом, которые возникали в процессе  деформации и развивались при дальнейших термообработках в инертной атмосфере при 350 и 450 oС. После термической обработки в композитах фиксировали уменьшение твердости и увеличение модуля Юнга и прочности на растяжение при комнатной температуре, до 420 МПа.

 

Изучение демпфирующих характеристик композитов на основе Al матрицы

Проведено систематическое исследование температурной зависимости внутреннего трения композитов Al-BNNP с различным содержанием BN. Также варьировалось время синтеза (5 и 60 мин) и условия измерения демпфирующей способности. Все измерения проводились в конфигурации single cantilever (одноплечевой изгиб) при максимальной амплитуде цикла вынужденных колебаний  = 5´10–5 при шести частотах: 0,1, 0,3, 1, 3, 10 и 30 Гц в интервале температур 0–600°С. На температурных зависимостях внутреннего трения обнаружены два термически активированный релаксационных пика. Значения энергии активации рассчитывались путем построения Аррениусовской зависимости в координатах:  ln(2pf) – 1/T’. Характеристики Р1 пика слабо зависели от содержания BN в композите. Степень релаксации (высота пика) Р2 пика значительно уменьшалась при увеличении содержания BN в композите. Увеличение времени синтеза с 5 до 60 мин также подавляла данный релаксационный эффект, что, по-видимому, связано с закрепленим дислокаций и снижением их подвижности.

 

Изучение процессов имплантации ионов различных металлов в поверхность BN нанофаз различной морфологии

В качестве исходного материала были использованы наночастицы BN с развитой внешней поверхностью, размером 100-300 нм, полученные методом химического осаждения из газовой фазы. Были использованы различные режимы ионной имплантации, при которых варьировались ускоряющее напряжение (5-20 кВ), средний ток имплантора (5-7 мА) и время имплантации (5-10 мин).  Методом просвечивающей электронной микроскопии было установлено, что на поверхности наночастиц BN при определенных энергетических параметрах (20 кВ, 7 мА) происходит формирование наночастиц серебра размером 3-5 нм. Методом сканирующей электронной микроскопии было показано, что наночастицы серебра равномерно распределены по поверхности BN. При исследовании модифицированных наноструктур BN методом спектроскопии комбинационного рассеяния наблюдалась частичная аморфизация наночастиц BN

 

Разработка теоретических моделей композитов на основе BN и алюминиевой  матрицы и прогнозирование их механических свойств

Была оценена величина энергии связывания BN нанолент с алюминиевой матрицей в зависимости от их ширины. Получено, что энергия связывания между нанолентой и алюминиевой матрицей уменьшается с увеличением ее ширины (или уменьшением доли краев в наноленте) и стремится к значению энергии связывания между поверхностью алюминия и бесконечным слоем BN (~10 мэВ). Так, для нанолент шириной 0.4 нм, энергия связывания равна -185.9 мэВ, в то время как увеличение ширины ленты до 2.2 нм привело к снижению энергии связывания до -35.9 мэВ.

Важной механической характеристикой изученной структуры является значение предельного напряжения сдвига ленты в композите. Для получения зависимости предельного напряжения сдвига ленты только от ее ширины толщина алюминиевого слоя, разделяющего наноленты оставалось постоянной. Полученные значения варьировались от 8.7 ГПа до 3.5 ГПа для BN нанолент шириной от 0.4 до 2.2 нм, соответственно. Таким образом, значения предельного напряжения сдвига в случае композитов на основе BN нанолент может достигать величины на два порядка большей, чем для композитов на основе BN нанотрубок и алюминия (~10 МПа) [1].

Помимо композитов на основе BN нанолент, был рассмотрен предельный случай - нанокомпозит на основе атомарной цепочки BN и алюминиевой матрицы. Проведена оценка механических свойств данного композита. Детальное исследование показало увеличение предельного напряжения сдвига до 0.6 ГПа.

Также было проведено исследование процесса имплантации ионов серебра в поверхность полых BN наносфер. Энергия ионов серебра была выбрана исходя из экспериментальных значений (~22 кэВ и ~44 кэВ). Пучок ионов был ориентирован перпендикулярно поверхности, на которой лежали наносферы. Получено, что при данной энергии, ионы серебра проникают на глубину до 60 нм, при этом происходит частичное разрушение и аморфизация верхних слоёв BN наносфер. Уменьшение энергии ионов до ~22 кэВ приводит к значительному снижению глубины залегания ионов (до 20 нм). В настоящее время проводится расчёт процесса имплантации с меньшими значениями энергий ионов для определения порогового значения, при котором происходит залегание серебра в слоях BN наносфер.

M. Yamaguchi, F. Meng, K. Firestein, K. Tsuchiya, D. Golberg, Powder metallurgy routes toward aluminum boron nitride nanotube composites, their morphologies, structures and mechanical properties, Mater. Sci. & Eng. A 604 (2014) 9–17 (IF=2.567).

D.-M. Tang, D.G. Kvashnin, S. Najmaei, Y. Bando, K. Kimoto, P. Koskinen, P.M. Ajayan, B.I. Yakobson, P.B. Sorokin, J. Lou, D. Golberg, Nanomechanical cleavage of molybdenum disulphide atomic layers, Nature Communications 5 (2014) 3631-1-8 (IF=11.47).

D.G. Kvashnin, L.Yu Antipina, P.B. Sorokin,  R. Tenne,  D. Golberg, Theoretical aspects of WS2 nanotube chemical unzipping, Nanoscale 6 (2014) 8400-8404 (IF=7.394).

A.G. Kvashnin, P.B. Sorokin, Lonsdaleite films with nanometer thickness, J. Phys. Chem. Lett. 5 (2014) 541-548 (IF=6.69).

A.G. Kvashnin, L.A. Chernozatonskii, B.I. Yakobson, P.B. Sorokin, Phase diagram of quasi-two-dimensional carbon, from graphene to diamond, J. Phys. Chem. C 118(46) (2014) 26894-26901 (IF=4.772).

A.T. Matveev, K.L. Faerstein, A.E. Shteinman, A.M. Kovalskii, O.I. Lebedev, D.V. Shtansky, D. Golberg, Boron Nitride Nanotube Growth via Vapor-Transport Chemical Vapor Deposition Process Using LiNO3 as a Promoter, Nano Research, 2015, DOI 10.1007/s12274-015-0717-y (IF=7.01).

D.G. Kvashnin, P.B. Sorokin, D. Shtansky, D. Golberg, A.V. Krasheninnikov, Line and rotational defects in boron-nitrene: structure, energetics and dependence on mechanical strain from first-principles calculations, Physica Status Solidi - Rapid Research Letters, 2015, DOI: 10.1002/pssb.201451699 (IF=2.343).

K.L. Faerstein, A.E. Shteinman,  I.S. Golovin,  J. Cifre, A.T. Matveev, A.M. Kovalskii, D.V. Shtansky, D. Golberg, Fabrication, characterization, and mechanical properties of spark plasma sintered Al-BN nanoparticle composites, Materials Science and Engineering A, 642 (2015) 104-112 (IF=2.567).

I.V. Sukhorukova, I.V. Zhitnyak, A.M. Kovalskii, A.T. Matveev, O.I. Lebedev, N.A. Gloushankova, X. Li, D. Golberg, D.V. Shtansky, BN nanoparticles with petal-like surface as anticancer drug delivery system, ACS Applied Materials and Interfaces 2015 DOI: 10.1021/acsami.5b04101 (IF=6.73).

Xue Y., Jiang B., Bourgeois L., Zhang C., Yamaguchi M., Matveev A., Bando Y., Tang C.C., Tsuchiya K. and Golberg D. High-pressure-torsion powder route toward aluminum matrix composites reinforced with multi-walled boron nitride nanotubes”. Mater. & Design (2015), in press (IF=3.501).

D.G. Kvashnin, A.V. Krasheninnikov, D.V. Shtansky, P.B. Sorokin, D. Golberg, Nanostructured BN–Mg composite: Features of interface bonding and mechanical properties, Physical Chemistry Chemical Physics (подана) (IF=4.493).

A.T. Matveev, K.L. Firestein, A.E. Steinman, A.M. Kovalskii, I.V. Sukhorukova, O.I. Lebedev, D.V. Shtansky, D. Golberg, Synthesis of BN-nanostructures from borates of alkali and alkaline earth metals, J. Mater. Chem. A (подана) (IF=7.443).

Наши проекты

Последние комментарии



Яндекс.Метрика